«Я рядом, малыш»

fmt 94 24 shutterstock 238588375

Мне было 4, когда я впервые легла самостоятельно в больницу. Ничего экстренного, просто так посоветовал участковый окулист. Я до сих пор помню, как было непривычно, даже страшно одной среди медсестёр, незнакомых детей. Да и вообще, какой ребёнок любит больницы? Я была крепко привязана к маме и мысль о том, что меня не будет дома целых десять дней, казалась невыносимой.

Это стало точкой отсчёта, я первый раз запомнила чувство паники. На всю жизнь. Нет, я не виню маму. Тогда это было лучшим выбором. Но не для меня.

Таких деток в отделении было много. Лежать с мамой считалось чуть ли не позором среди нас, но все ребята из моей палаты не выдерживали минимум дважды в день: ближе к обеду и вечером. Одолевала тоска, начинались беспрерывные слёзы, от которых персонал, разумеется, был не в восторге.

Конечно, родителям было горько. К 12-ти часам дня, когда разрешались посещения, по коридору всё чаще слонялись нетерпеливые маленькие пациенты, а в приёмном покое было не протолкнуться от посетителей.

Да, прошло уже почти 30 лет, но я до сих пор помню.

Помню, как утыкалась в мамины колени и умоляла забрать меня или остаться ещё хотя бы на пять минуточек. Уже много лет спустя, когда мы с ней завели разговор об этом эпизоде, мама сказала, что сердце обливалось кровью, но так было положено. Так было надо.

Примерно представляю, сколько ещё взрослых дядь и тёть прошли через этот разговор со своими родными.

Сепарация — вещь важная для обеих сторон в семье, но не когда она превращается в шоковую терапию, где ребёнок не понимает, куда делась комфортная обстановка, а родители потом испытывают чувство вины за вроде бы правильный на тот момент выбор.

Так не надо. Уже давно не надо.

Я не говорю об экстренных случаях или о том, когда другого выхода нет. Или о крайности, когда мама-папа стоят над душой 24/7. Я говорю о ситуациях, когда у родителя есть выбор: пустить своего малыша в мир независимости и исчезнуть из поля зрения или быть рядом, когда он просит. Так сказать, прикрывать спину. Недавно мне довелось побывать в детском диспансере. Знаете, что я там увидела? Родителей. Дети до 6-7 лет делили палаты со своими мамами. Наконец-то это норма.

А ответы на родительские вопросы: «Нужен ли я ребёнку в этой ситуации?» и «Надо ли его оставлять, справится ли?» буквально написаны на лицах малышей. Присмотритесь, они говорят: «Я достаточно независим для этого, ты можешь отойти» или «Помоги мне разобраться, что происходит, не оставляй меня».

Думаю, настало время перестать повторять «ты уже взрослый». То, что на наш субъективный взгляд кажется не такими уж сложными и страшными, в глазах ребёнка может выглядеть кошмаром наяву.

Наши действия кирпичик за кирпичиком выстраивают опору в маленьком человеке, на которую он сможет потом рассчитывать. Не стену, а именно опору. Он знает, что не один, что бы ни случилось и сколько бы лет ему ни стукнуло: 4, 10, 15, 25…

Я сама каждый день стараюсь работать над этим. Попадая в незнакомую ситуацию, сыновья смотрят в первую очередь на мою реакцию. Здесь главное — дать нужный импульс. Показать, что всё под контролем. И не только под моим, но и под их. В следующий раз непривычные вещи воспринимаются проще. Дети понимают, что могут справиться. Знают интуитивно, что я рядом и могу подстраховать. Да, ещё я одергиваю себя, когда ребенок в состоянии сделать что-либо самостоятельно, без всяких моих «я сама, отдай».

Тяжело, но надо.

Вот что действительно надо.

Быть рядом сейчас, чтобы твой ребенок потом смог быть один.

Я верю, что это сработает. Я верю, что мы вырастим поколение, которое будет хорошо чувствовать себя и этот мир.

Я верю, что мы с детьми будем поддерживать друг друга, не мешая жить самостоятельно, потому что однажды смогли быть вместе.

Авторский текст проекта ПроРодительство.

Пролистать наверх